Образ Онегина, как зеркало светского общества

PDFПечатьE-mail

Характер Онегина не выдуман Пушкиным. Он в этом образе обобщил черты, типичные для многих тогдашних молодых людей. Это люди, обеспеченные трудом крепостных крестьян, получившие самое беспорядочное воспитание. Но в отличие от громадного большинства представителей господствующего класса помещиков, спокойно и безмятежно относившихся и к своей бездельной жизни и к положению угнетенного народа, эти молодые люди, более умные, более чуткие, более совестливые и благородные, испытывали неудовлетворенность от окружающей их среды, от всего общественного строя и в то же время недовольство собой. Не приученные ни воспитанием, ни своим социальным положением к труду, к работе, к активным действиям, они и не думали бороться против несправедливого общественного строя, против развращенных этим строем представителей дворянского класса. Они презрительно замыкались в себе, чувствовали себя разочарованными в жизни, озлобленными на все и на всех.

Они резко выделялись среди светской толпы, казались в обществе какими-то странными людьми, но сами продолжали вести ту же бессодержательную, пустую светскую (в городе) или помещичью (в деревне) жизнь, хорошо понимая всю бессодержателн-ность ее и не испытывая от нее ничего, кроме скуки и душевных страданий. Пушкин прекрасно характеризует чувства скуки и безнадежности, свойственные этим людям, в следующих стихах XI строфы восьмой главы:

* Несносно видеть пред собою
* Одних обедов длинный ряд,
* Глядеть на жизнь, как на обряд,
* И вслед за чинною толпою
* Идти, не разделяя с ней
* Ни общих мнений, ни страстей.

Пушкин изображает в лице Онегина, конечно, эгоиста, но это не самодовольный, влюбленный в себя эгоист, а, как правильно назвал Онегина великий критик Белинский,- «страдающий эгоист». Онегин, видимо, понимает, что одним из главных источников его тоски, «хандры» является отсутствие труда, какой бы то ни было деятельности общественного характера. Но он настолько умен, что не может пойти по проторенным путям, доступным в то время молодому дворянину, желающему найти себе «полезное» занятие. Он не станет служить ни офицером, ни чиновником, потому что понимает (или чувствует), что это значило бы активно поддерживать тот строй, несправедливости которого и являются конечной причиной его тоски и разочарования.

Делать целью своей жизни те или иные мелкие улучшения в труде или быте своих крестьян он не смог бы, чувствуя, что это были бы отдельные заплатки, незначительные, частные меры, не решающие основной и главной проблемы уничтожения рабства крестьян, крепостного права…

Единственным делом, которому мог бы достойно посвятить все свои силы, всю свою жизнь молодой просвещенный дворянин, подобный Онегину, была бы прямая борьба с основным злом тогдашней русской жизни - с крепостным правом и царским самодержавием. Но мы уже видели, что как раз к этому-то он и не был способен в силу своего воспитания и условий жизни, убивших в нем всякую общественную активность. «Тоскующая лень» - вот характерная черта Онегина, «труд упорный ему был тошен…».

Были в этой среде передовых, просвещенных дворян и такие, которые сумели преодолеть свой классовый эгоизм, у которых безотрадные впечатления от тяжкого положения крестьян, от жестоких мучений солдат, от грубости и реакционности самодержавия взяли верх над вредными последствиями их воспитания и социального положения. Они и вступили решительно на путь революционной борьбы с царским правительством, борьбы за свержение самодержавия и уничтожение крепостного права. Таковы были декабристы, которые как раз в те годы, когда происходит действие пушкинского романа (1819-1825), тайно готовили революционное восстание; таков был и сам Пушкин, который своими революционными стихами воспитывал у читателей ненависть к угнетателям, страстную любовь к свободе и к родине, жажду революционного подвига.

Такие люди, как Онегин, не принадлежали к этой категории дворянских революционеров. Но уже и то, что они чувствовали себя неуютно в тогдашней общественной обстановке, тосковали, хандрили, говорит о том, что они все же стояли значительно выше общего уровня дворянской молодежи. И если бы обстоятельства жизни Онегина помогли ему излечиться от эгоизма, от гордого невнимания к окружающим, то вполне естественным и закономерным было бы сближение его с людьми, разделяющими его основные взгляды, его резко отрицательное отношение к существующему строю,- с революционерами-декабристами.

Похожие статьи