Острая критика действительности и трагические судьбы людей «дна» (по пьесе М. Горького «На дне»).

PDFПечатьE-mail

Пьеса “На дне” — гениальное философское произведение М. Горького. В ней представлены люди, брошенные на самое дно жизни. Они брошены туда обществом, в котором одни, имея все, властвуют, считают себя хозяевами жизни, а другие не имеют ничего и становятся узниками своей несчастливой судьбы.
Итак, Горький рисует нам грязную ночлежку, хозяином которой является лицемерный и жадный старик Костылев. В этой ночлежке живут люди самых разных слоев общества. Здесь мы видим бывшего артиста, слесаря Клеща, который все еще надеется выбраться из этой дыры, его умирающую жену Анну, Барона, в прошлом дворянина, а теперь такого же нищего, как и все обитатели этого подвала, бывшего телеграфиста Сатина, вора Пепла и еще нескольких таких же несчастных людей.
В особый сюжетный узел завязываются отношения между хозяином ночлежки, его женой, ее сестрой Наташей и Пеплом. Василиса нещадно избивает свою сестру за то, что та нравится ее любовнику Пеплу. В то же время с помощью этого человека она хочет избавиться от своего мужа. Заканчивается этот конфликт тем, что Пепел убивает старика Костыле-ва и исчезает в неизвестном направлении, избитая Наташа оказывается в больнице, а затем тоже исчезает, Василиса же попадает в тюрьму.
Отдельно развивается сюжетная линия, связанная с отношениями потерявшего работу и опустившегося на “.дно” слесаря Клеща и его несчастной жены. Раньше этот человек часто избивал ее. Он и теперь, когда она умирает, не проявляет к ней не только любви, но даже сочувствия.
Отдельные сюжетные узлы образуются из отношений Барона и Насти, Медведя и Квашни, из судеб Актера, Бубнова, Алешки и других.
Особую роль играет в пьесе “На дне” Лука. Этот странствующий проповедник всех утешает, всем обещает избавление от страданий, всем говорит: “Ты —
надейся!”, “Ты — верь!” Говорит он это не потому, что действительно ждет перемен в судьбах людей, а потому, что не ждет никаких перемен, не верит в способность людей изменить жизнь, даже в их способности вынести сознание всей страшной правды жизни. Он не видит для людей иного облегчения, чем мечты и иллюзии. Лука уверен, что правдой никогда никакую душу не вылечишь, да и ничем не вылечишь, а можно лишь смягчить боль с помощью утешительной лжи. И хоть он при этом искренне жалеет людей и искренне хочет помочь им, его проповедь приносит вред. Эта проповедь, сталкиваясь со всем тем живым, что еще сохранилось в душах обитателей “дна”, либо терпит поражение, либо ускоряет гибель побежденных. Лука говорит умирающей Анне, не знавшей при жизни покоя: “Ты с радостью помирай, без тревоги...” А в Анне, напротив, усиливается желание жить: “... еще немножко ... пожить бы ... немножко! Коли там муки не будет ... здесь можно потерпеть ... можно!” Этот странник рассказывает Наташе притчу о “праведной земле”, чтобы убедить ее в пагубности правды и в спасительности иллюзий. А Наташа делает совсем другой, прямо противоположный вывод о герое этой притчи, покончившем собой: “Не стерпел обмана”. И эти слова бросают свет на трагедию Актера, поверившего утешениям Луки и не сумевшего потом вынести горького разочарования.
В последнем акте, когда Луки уже нет в ночлежке и когда все спорят о том, кто он такой и чего добивается, Сатин сперва защищает его: он отрицает, что Лука — сознательный обманщик, шарлатан. Но эта защита быстро превращается в нападение на ложную философию этого странствующего утешителя.
Сатин говорит: “Он врал ... но — это из жалости к вам ... Есть ложь утешительная, ложь примиряющая ... Я — знаю ложь! Кто слаб душой и кто живет чужими соками, — тем ложь нужна ... одних она поддерживает, другие — прикрываются ею ... А кто сам себе хозяин, кто независим и не жрет чужого — зачем тому ложь? Ложь — религия рабов и хозяев ... Правда — бог свободного человека!”
Ложь как “религию хозяев” воплощает в себе Костылев, живущий чужими соками. Лука воплощает в себе ложь как “религию рабов”, выражающую их слабость и подавленность, их неспособность бороться, их склонность к терпению, к примирению, к всепрощению.
Горький противопоставляет Луке Сатина, который, несмотря на все тяготы жизни, на ужасное положение, в котором он оказался, восклицает: “Человек — вот правда! Человек! Это великолепно! Это звучит ... гордо!” Эти слова внушают несокрушимую веру в то, что человечество идет и придет через все преграды и ужасы не к гибели, а к возрождению.

Похожие статьи