Черты, сблизившие Обломова с Пшеницыной

PDFПечатьE-mail

Агафья Матвеевна Пшеницына, хозяйка квартиры, которую нашел для Обломова его земляк проходимец Тарантьев, — идеал обломовщины в самом широком значении этого понятия. Она так же "природна", как и Обломов. О Пшеницыной можно сказать теми же словами, какими говорит Ольге об Обломове Штольц: "...Честное, верное сердце! Это его природное золото; он невредимо пронес его сквозь жизнь. Он падал от толчков, охлаждался, заснул, наконец, убитый, разочарованный, потеряв силу жить, но не потерял честности и верности. Ни одной фальшивой ноты не издало его сердце, не пристало к нему грязи... Это хрустальная, прозрачная душа; таких людей мало, они редки; это перлы в толпе!"

Черты, сблизившие Обломова с Пшеницыной, указаны здесь точно. Илье Ильичу необходимо более всего чувство заботы, теплоты, ничего не требующих взамен, потому и привязался он к своей хозяйке, как к осуществленной мечте о возвращении в благословенные времена счастливого, сытого и безмятежного детства. С Агафьей Матвеевной не связаны, как с Ольгой, мысли о необходимости что бы то ни было предпринимать, как-то изменять жизнь вокруг и в себе самом. Свой идеал Обломов объясняет Штольцу просто, сравнивая Ильинскую с Агафьей Матвеевной: "...она споет "Casta diva", а водки сделать не умеет так! И пирога такого с цыплятами и грибами не сделает!" А потому, осознав твердо и ясно, что больше стремиться ему некуда, просит Штольца: "Что ты хочешь делать со мной? С тем миром, куда ты влечешь меня, я распался навсегда; ты не спасешь, не составишь две разорванные половины. Я прирос к этой яме больным местом: попробуй оторвать — будет смерть".

В доме Пшеницыной читатель видит Обломова все более и более воспринимающего "настоящий свой быт, как продолжение того же обломовского существования, только с другим колоритом местности и отчасти времени. И здесь, как в Обломовке, ему удавалось дешево отделываться от жизни, выторговать у ней и застраховать себе невозмутимый покой".
Спустя пять лет после этой встречи со Штольцем, вновь произнесшим свой жестокий приговор: "обломовщина!" — и оста вившим Обломова в покое, Илья Ильич "скончался, по-видимому, без боли, без мучений, как будто остановились часы, которые забыли завести". Сына Обломова, рожденного Агафьей Матвеевной и названного в честь друга Андреем, забирают на воспитание Штольцы.

Пшеницина Агафья Матвеевна — вдова чиновника, оставшаяся с двумя детьми, сестра Ивана Матвеевича Мухоярова, кума Тарантьева. Именно Тарантьев поселяет Обломова, вынужденного искать новую квартиру, в домике Пшеницыной на Выборгской стороне. "Ей было лет тридцать. Она была очень бела и полна в лице, так что румянец, кажется, не мог пробиться сквозь щеки. Бровей у нее почти совсем не было, а были на их местах две немного будто припухлые, лоснящиеся полосы, с редкими светлыми волосами. Глаза серовато-простодушные, как и все выражение лица; руки белые, но жесткие, с выступившими наружу крупными узлами синих жил". Пшеницина неразговорчива и привыкла жить, не задумываясь ни над чем: "Лицо ее принимало дельное и заботливое выражение, даже тупость пропадала, когда она заговаривала о знакомом ей предмете. На всякий же вопрос, не касавшийся какой-нибудь положительной известной ей цели, она отвечала усмешкой и молчанием". А ее усмешка была не более чем форма, прикрывавшая незнание предмета: не ведая, что она должна сделать, привыкшая, что все решает "братец", только в умелом ведении дома достигла Пшеницина совершенства. Все остальное годами и десятилетиями проходило мимо неразвитого ума.

Почти сразу после переезда Обломова на Выборгскую сторону Пшеницына начинает вызывать у Ильи Ильича некий интерес, который можно расценить как чисто эротический (постоянно привлекающие внимание Обломова круглые белые локти хозяйки). Но разгадка ждет в конце романа, когда незадолго до смерти Илье Ильичу снится сон, где мать, указывая ему на Пшеницыну, шепчет: "Милитриса Кирбитьевна". Она называет имя его мечты, навеянной Илье Ильичу в раннем детстве няниными сказками.

Образ Пшеницыной никогда не вызывал у критиков романа особенного интереса: натура грубая, примитивная, на которую привыкли смотреть лишь глазами Штольца, как на ужасную женщину, символизирующую глубину падения Ильи Ильича. Но не случайно Гончаров дает этой простой женщине имя, близкое имени его горячо любимой матери — Авдотьи Матвеевны Гончаровой, купеческой вдовы, на протяжении многих лет прожившей в одном доме с крестным Гончарова, дворянином Н.Н.Трегубовым, который воспитал ее сыновей и дал им образование.

Пшеницына находится в постоянном движении, в отличие от Обломова осознавая, что "работа всегда есть" и именно она является подлинным содержанием жизни, а вовсе не наказанием, как считали в Обломовке. Ее беспрестанно мелькающие локти привлекают внимание Обломова не только красотой, по и не до конца осознаваемой им активностью героини. Внешне Пшеницына воспринимается неким перпетуум-мобиле, без мысли, без проблеска чувства, "братец" называет ее не иначе как "корова" или "лошадь", видя в сестре только даровую рабочую силу. "Ее хоть ударь, хоть обними — все ухмыляется, как лошадь на овес", — говорит он о ней куму Тарантьеву, готовясь по совету последнего выследить отношения Пшеницыной с Обломовым и стребовать с Ильи Ильича деньги "за бесчестие".

Постепенно, по мере того как Обломов понимает, что стремиться ему больше некуда, что именно здесь, в домике на Выборгской стороне, обрел он вожделенный строй жизни родной Обломовки, в судьбе самой Пшенициной происходит серьезнейшая внутренняя перемена. В постоянных трудах по устроению и обихаживанью дома, в хлопотах по хозяйству находит она смысл своего существования. В Пшенициной начало пробуждаться нечто неведомое ей прежде: тревоги, проблески размышлений. Иными словами —любовь, все более и более глубокая, чистая, искренняя, не умеющая выразить себя словами, но проявляющаяся в том, что Пшеницина хорошо знает и умеет: в заботе о столе и одежде Обломова, в молитвах о его здравии, в сидений но ночам у постели больного Ильи Ильича. "Все се хозяйство... получило новый, живой смысл: покой и удобство Ильи Ильича. Прежде она видела в этом обязанность, теперь это стало ее наслаждением. Она стала жить по-своему полно и разнообразно... Она как будто вдруг перешла в другую веру и стала исповедовать ее, не рассуждая, что это за вера, какие догматы в ней, а слепо повинуясь ее законам".

Обломов для Пшенициной человек из другого мира: прежде она никогда таких людей не видела. Зная о том, что где-то живут барыни и барины, она воспринимала их жизнь примерно так же, как Обломов слушал в детстве сказку о Милитрисе Кирбитьевне. Встреча с Обломовым послужила импульсом к перерождению, но сам виновник этого процесса "не понимал, как глубоко пустило корни это значение и какую неожиданную победу он сделал над сердцем хозяйки... И чувство Пшенициной, такое нормальное, естественное, бескорыстное, оставалось тайною для Обломова, для окружавших ее и для нее самой". Обломов "сближался с Агафьей Матвеевной — как будто подвигался к огню, от которого становится все теплее и теплее, но которого любить нельзя". Пшеницина является единственным абсолютно бескорыстным и решительным человеком в окружении Обломова. Не вникая ни в какие сложности, она делает то, что необходимо в данный момент: закладывает собственные жемчуг и серебро, готова занять деньги у родни покойного мужа, только чтобы Обломов не чувствовал ни в чем недостатка. Когда интриги Мухоярова и Тарантьева достигают пика, Пшеницина решительно отрекается и от "братца", и от "кума". Посвятив себя заботам об Обломове, Агафья живет так полно и многообразно, как никогда прежде не жила, а её избранник начинает чувствовать себя словно в родной Обломовке: "...он тихо и постепенно укладывался в простой и широкий гроб остального своего существования, сделанный собственными руками, как старцы пустынные, которые, отворотясь от жизни, копают себе могилу".

У Пшенициной и Обломова рождается сын. Понимая разницу между этим ребенком и детьми от первого мужа, Пшеницина после смерти Ильи Ильича безропотно отдает его на воспитание Штольцам. Смерть Обломова вносит в существование Пшенициной новую краску — она вдова помещика, барина, чем постоянно попрекают ее "братец" и его жена. И хотя образ жизни Пшенициной ни в чем не изменился (она по-прежнему прислуживает семье Мухоярова), в ней постоянно пульсирует мысль о том, что "проиграла и просияла ее жизнь, что Бог вложил в ее жизнь душу и вынул опять... теперь уж она знала, зачем она жила и что жила не напрасно... На всю жизнь ее разлились лучи, тихий свет от пролетевших, как одно мгновение, семи лет, и нечего ей было желать больше, некуда идти".

Бескорыстие Пшенициной дано понять в финале романа и Штольцу: ей не нужны его отчеты в управлении имением, как не нужны и доходы от Обломовки, приведенной Штольцем в порядок. Свет жизни Пшенициной угас вместе с Ильёй Ильичом.

Похожие статьи