Роль образа Городничего в комедии «Ревизор»

PDFПечатьE-mail

Городничий выведен автором в комедии как человек серьезный, по-своему умный, хитрый, опытный в жизненных обстоятельствах. Правда, представление его об умном человеке очень своеобразно, оно связано с оправданием взяточничества (из письма Чмыхова: «ты человек умный и не любишь пропускать того, что плывет в руки»). О своем практическом уме, жизненном опыте и ловкости он заявляет сам: «Тридцать лет живу на службе; ни один купец, ни подрядчик не мог провести; мошенников над мошенниками обманывал, пройдох и плутов таких, что весь свет готовы обворовать, поддевал на уду; трех губернаторов обманул!» Вот в этом умении обмануть, провести, поддеть на уду видит городничий проявление своих лучших качеств: ума, хитрости, жизненной сноровки. И в том, что его провел «сосулька», он видит потерю своих положительных качеств. «Старый дурак»,- называет он себя. «Выжил, глупый баран, из ума!»- заявляет с гневным огорчением он. Словом, «одурачен городничий».

Любопытна в этом отношении одна деталь: про всякого, кто скажет, что церковь при богоугодном заведении не сгорела, а не начинала строиться, т. е. сообщит правду, городничий говорит, что он «сдуру скажет». Другими словами, «сдуру» сказать - значит, сказать правду, а соврать - значит, проявить ум. В комедии можно найти не мало примеров, говорящих о сметливости, хитрости, опытности городничего. Например, в действии почтмейстер, как и судья, наивно связывает приезд ревизора с войной с турками, городничий гораздо трезвее их оценивает это событие: «Какая война с турками! просто, нам плохо будет, а не туркам». Так и было на самом деле: вышла его правда.

Городничий надеется на свои силы, когда намеревается ехать в гостиницу и спасать положение. Он отвергает предложение глубокомысленного судьи вперед пустить голову, духовенство, купечество: «позвольте уж мне самому. Бывали трудные случаи в жизни, сходили, еще даже и спасибо, получал; авось, бог вынесет и теперь». И здесь же высказывает верное, основанное на опыте соображение: «молодого скорее пронюхаешь. Беда, если старый черт, а молодой весь наверху». Оп и старается «пронюхать» приезжего и выведать от него, что он собой представляет. Благодаря хитрости и ловкости ему действительно удалось расположить к себе Хлестакова и заставить его открыть себя.

Хотя городничего и после этого не оставляет страх и многое ему еще в Хлестакове неясно, но все же он понимает, что не все, сказанное Хлестаковым,- правда: «Если хоть одна половина из того, что он говорил, правда?».

И тут же он очень верно замечает: «Конечно, прилгнул немного». Страх помешал городничему разгадать Хлестакова до конца - в этом его непоправимая ошибка. Но все же ему удалось Хлестакова «поддеть на уду» - он, «наконец, подался. Да еще наговорил больше, чем нужно. Видно, что человек молодой». Хотя городничий - человек достаточно умный, опытный в жизни, однако в своих суждениях он не всегда бывает последователен и глубок. Больше того, из его речи можно привести примеры, свидетельствующие об отсутствии элементарной логики.

Например, в действии он так рассуждает об учителях: «Они люди, конечно, ученые и воспитывались в разных коллегиях, но имеют очень странные поступки, натурально неразлучные с ученым званием». Последняя мысль не отличается должной логичностью.

Отсутствие последовательности в мыслях заметно и в споре городничего с судьей в действии 6 взятках. Когда судья доказывает разницу между взятками и оправдывает свою в этом отношении практику-взятки борзыми щенками, городничий, не находя должного возражения, перескакивает с одной логической линии на другую и выдвигает совсем неожиданный довод: «зато вы в бога не веруете; вы в церковь никогда не ходите». Самочувствие городничего, именно страх его перед приехавшим ревизором, великолепно раскрывается в действии, когда он собирается ехать в гостиницу представляться начальству. Он мечется по комнате, наскоро отдавая распоряжения, теряя свою уравновешенность и твердость.

Глубину психологического портрета городничего, его робость перед мнимым ревизором и постепенно растущее самообладание, смелость и даже тонкое подтрунивание над своим собеседником, а одновременно с этим строгую выдержку, лесть и подхалимство - все это неповторимо показал Гоголь во действии, в диалоге между городничим и Хлестаковым и параллельно в словах городничего «в сторону». Если слова «вслух» показывают выдержку, внешне благожелательное отношение градоправителя и заметную долю угодничества, то слова, сказанные «в сторону», отличаются тонкой иронией, издевкой и вместе с тем меткостью: «подпустили мы турусы», «да, с ним нужно ухо востро», «какие пули, отливает! И старика отца приплел!», «Славно завязал узелок! Врет, врет и нигде не оборвется! А ведь какой невзрачный, низенький. Кажется, ногтем бы придавил его» и др.
Еще одна черта должна быть отмечена в характеристике городничего: его лживость, которую особенно отчетливо можно .проследить на передаче Им истории с унтер-офицерской женой.

Вообще эта история его сильно волновала. Недаром при первом же известии о приезде ревизора он прежде всего вспомнил о ней: «в эти две недели высечена унтер-офицерская жена!». Когда он, весь дрожа, стоит в трактире перед предполагаемым ревизором и начинает оправдываться в своих поступках, он сейчас же вспоминает эту историю, но придает ей неверное освещение: «Что же до унтер-офицерской вдовы, занимающейся купечеством, которую я будто бы высек, то это клевета… Это выдумали злодеи мои».

Сопоставляя два эти высказывания, нетрудно убедиться в деспотической и одновременно лживой натуре городничего. Но этого недостаточно. Позднее, когда он узнает о том, что на него жаловались Хлестакову, он, встревоженный, вбегает в комнату и вновь обращается к этому эпизоду: «Унтер-офицерша налгала вам, будто бы я ее высек; она врет, ей-богу, врет. Она сама себя высекла». На этот раз он дополняет эту историю новыми подробностями, искажая ее еще больше.

Вот еще пример, когда городничий в глаза новому человеку говорит явную ложь, нисколько не стесняясь. Когда Хлестаков по своей страсти к картишкам коснулся этого вопроса в разговоре с чиновниками, городничий, насторожившись, как бы не попасть здесь впросак, нагло стал отрицать свою любовь к карточной игре. «Я карт и в руки никогда не брал; даже не знаю, как играть в эти карты» и т. д. Это вранье городничего разоблачается тут же репликой Луки Лукича (в сторону): «А у меня, подлец, выпонтировал вчера сто рублей». Высказывания городничего дают основание говорить о нем как о преступном градоправителе, он виноват в хищениях, взяточничестве, притеснениях, принимает участие в нечестных сделках.

Так, например, в действии городничий упоминает о каких-то махинациях с постройкой церкви при богоугодном заведении, на которую были ассигнованы деньги. Эта церковь строиться и не начиналась, а деньги, видимо, были расхищены. Городничий вразумляет подчиненных, чтобы эта история освещалась иначе: церковь будто бы «начала строиться, но сгорела».

В V действии мы узнаем о том, как городничий «помог» купцу «сплутовать» при постройке моста, за что, по-настоящему, должно было «спровадить» в Сибирь.

Во всем проявляется плутовская, хищническая, фальшивая натура городничего. Гоголь мастерски показал манеру городничего выражаться, то, унижаясь, пресмыкаясь и лебезя, то, наоборот, выставляя себя в выгодном свете и возвеличиваясь. Каким жалким выглядит, например, этот начальник города перед внезапно приехавшим «елистратишкой», появившись в трактире. «Помилуйте, не погубите! Жена, дети маленькие… не сделайте несчастным человека»,- «вытянувшись и дрожа всем телом», лепечет он. Или дальше. «По неопытности, ей-богу, по неопытности. Недостаточность состояния»,- «дрожа», продолжает он бормотать. Таким же жалким выглядит городничий и в V действии, когда, вбежав в комнату «впопыхах», он умоляет: «Ваше превосходительство, не погубите!» Иногда в пылу угодничества в его речи мелькнет и унизительно-лакейское «с»: «Это-с ничего» «так точно-с» (действие V).

Но он бывает совсем иным, когда дело благоприятно поворачивается в его сторону.

Тогда у него появляются и рисовка, и самоуверенность, и самовосхваление. Заметим, как он постепенно преображается во действии по мере того, как выравниваются его отношения с приехавшим «ревизором». Он не преминул уже здесь похвалить себя как радетельного начальника: «ночь не спишь, стараешься для отечества, не жалеешь ничего, а награда, неизвестно еще, когда будет!» Но в этих словах слышится не только старание, но и показная скромность.

Сейчас же он не замедлил выставить и еще одно положительное качество: гостеприимство, «особливо если гость просвещенный человек». Хотя он и старается уверить «гостя» в том, что говорит это не «из лести», а. «от полноты души», но поверить этому нельзя. Больше всего городничему хочется выставить себя образцовым «градоправителем», употребляющим свое время, как он говорит Хлестакову, «на пользу государственную».

Похожие статьи