Рассмотрим образ гоголевской России в поэме «Мертвые души»

PDFПечатьE-mail

Работу над «Мертвыми душами» Гоголь начал еще в 1835 году по совету Пушкина и на сюжет, подсказанный им. Сам писатель неоднократно подчеркивал грандиозность и широту своего замысла: «…какой огромный, какой оригинальный сюжет! Какая разнообразная куча! Вся Русь явится в нем!» сообщал он Жуковскому в 1836 году.

В «Мертвых душах» Гоголь поставил самые острые и больные вопросы современной жизни. Он показал разложение крепостного строя, историческую обреченность его представителей.

Вместе с тем Гоголь дал уничтожающую оценку тем проявлениям новых, буржуазных тенденций, стремлению к обогащению, носителем которых выступает Павел Иванович Чичиков. Уже само название поэмы «Мертвые души» имело огромную разоблачающую силу, носило в себе, по словам Герцена, «что-то наводящее ужас», «иначе он не мог назвать; не ревизские мертвые души, а все эти Ноздревы. Маниловы и все им подобные вот мертвые души, и мы их встречаем на каждом шагу»

«Уездный сентиментальный мечтатель», «размазня», по слову Белинского. Манилов, казалось бы, не только безобиден, но и приятен в своем обращении. Он услужлив, любезен, гостеприимен. Манилов мечтает о «благополучии дружеской жизни», строит фантастические планы будущих усовершенствований. Но это пустой фразер, «небокоптитель», у которого слова расходятся с делом.

Коробочка жадная накопительница, «дубиноголовая», как ее назвал Гоголь, лишенная всяких других чувств стяжательница. Крохоборство, скупость, мелочная алчность, подозрительность, полное отсутствие всяких интересов отличает эту провинциальную помещицу, одну «из тех матушек небольших помещиц, которые плачутся на неурожаи, убытки и держат голову несколько набок, а между тем набирают понемногу деньжонок в пестрядевые мешочки, размещенные по ящикам комодов».

Ярким типом, сочетающим в себе наглость, лживость, назойливость, беспринципность и полную неразборчивость в средствах для достижения своих корыстных и низменных целей, является плут и негодяй Ноздрев.

Помещик Собакевич как бы символизирует мрачный и тяжеловесный крепостной уклад. Это заядлый и убежденный крепостник, цинично обнажающий свою грубую и человеконенавистническую натуру. Он враждебно относится ко всему новому, для него ненавистна сама мысль о «просвещении».

Замыкает эту галерею Плюшкин предел человеческого падения, страшная карикатура на собственника. Среди мировых образов скупца, созданных Шекспиром, Мольером, Пушкиным, Бальзаком. Плюшкин занимает особое место, выделяясь утратой всего человеческого. Скупость стала его болезнью, страстью. Это даже не столько комическая, сколько трагическая фигура.

Страшному в своей неподвижности и косности миру помещиков, цепляющихся за старое, живущих в сфере патриархально-крепостнических устоев, противостоит ловкий и предприимчивый аферист Павел Иванович Чичиков, на скупке которым «мертвых душ» крепостных, еще числившихся в ревизских списках, основан сюжет поэмы.

Чичиков человек новой формации. Он делец, «приобретатель», «рыцарь копейки», в котором уже сказались отрицательные черты проникновения в Россию новых буржуазно-капиталистических веяний, растущего значения денежных отношений. Показное благополучие Чичикова лишь маска, прикрывающая беспредельный эгоизм и душевную нечистоплотность.

Сатира, «смех» Гоголя в «Мертвых душах» проникнуты горьким раздумьем, напряженным, скорбным чувством автора. Показывая все уродство и духовное убожество своих героев, он все время переживает утрату в них человеческого начала. Это «смех сквозь слезы», как определил писатель своеобразие своего творческого метода.

Поэму восторженно приветствовал Белинский, увидевший в ней «творение чисто русское, национальное, выхваченное из тайника народной жизни, столько же истинное, сколько и патриотическое, беспощадно сдергивающее покров с действительности и дышащее страстною, кровною любовию к плодовитому зерну русской жизни: творение необъятно художественное…».

Начиная работать над вторым томом, Гоголь (живший тогда за границей) обращается к друзьям с неустанными просьбами присылать ему материалы и книги по истории, географии, фольклору, этнографии, статистике России, русские летописи, и в особенности «воспоминания о тех характерах и лицах, с которыми случилось кому встретиться на веку, изображения тех случаев, где пахнет Русью».

Но главный путь с постижению России – познание природы русского человека. Каков же, по Гоголю, путь этого познания? Этот путь невозможен без познания самого себя. Как писал Гоголь графу Александру Петровичу Толстому, «найди только прежде ключ к своей собственной душе, когда же найдешь, тогда этим же ключом отопрешь души всех».Такой путь прошел Гоголь в ходе осуществления своего замысла: познание России через русский национальный характер, человеческую душу вообще и свою собственную в частности. Сама Россия мыслится Гоголем тоже в развитии, как и национальный характер. Мотив движения, дороги, пути пронизывает всю поэму. Действие развивается по мере путешествия Чичикова. «Пушкин находил, что сюжет «Мертвых душ» хорош для меня тем, вспоминал Гоголь, что дает полную свободу изъездить вместе с героем всю Россию и вывести множество самых разнообразных характеров».

Дорога в поэме предстает прежде всего в своем прямом, реальном значении – это проселки, по которым колесит чичиковская бричка, то ухабы, то пыль, то непролазная грязь. В знаменитом лирическом отступлении 11-й главы эта дорога с несущейся бричкой неприметно превращается в фантастический путь, по которому летит Русь среди других народов и государств. неисповедимые пути русской истории («Русь, куда ж несешься ты, дай ответ? Не дает ответа») пересекаются с путями мирового развитии. Кажется, что это те самые дороги, по которым плутает Чичиков. Символично, что из захолустья Коробочки Чичикова выводит на дорогу неграмотная девчонка Пелагея, не знающая, где право, где лево. Так и конец пути, и его цель неведомы самой России, движущейся неизвестно куда по какому-то наитию («мчится, вся вдохновенная Богом!»)

Итак, в движении, развитии находится не только Россия, но и сам автор. Судьба его неразрывно связывается с судьбой поэмы и судьбой страны. «Мертвые души» должны были разрешить загадку исторического предназначения России и загадку жизни их автора. Отсюда – патетическое обращение Гоголя к России: «Русь! Чего же ты хочешь от меня? Какая непостижимая связь таится между нами? Что глядишь ты так, и зачем все, что ни есть в тебе, обратило на меня полные ожиданья очи?»

Русь, народ, его судьба… «Души живые» это надо понимать широко. Речь идет о «людях низкого класса», изображенных в поэме не крупным планом в общей панораме событий. Но значение тех немногих эпизодов, в которых непосредственно изображается народная жизнь, в общей системе произведения чрезвычайно велико.

Типаж, представляющий Россию, весьма разнообразен. От малолетней девочки Пелагеи до безымянных, умерших или беглых, работников Собакевича и Плюшкина, которые не действуют, а лишь мимоходом упоминаются, перед нами проходит обширная галерея персонажей, многоцветный образ народной России.

Широкий размах души, природная сметка, мастеровитость, богатырская удаль, чуткость к слову, разящему, меткому, в этом и во многом другом проявляется у Гоголя истинная душа народа. Сила и острота народного ума сказались, по мысли Гоголя, в бойкости, меткости русского слова (глава пятая); глубина и цельность народного чувства – в задушевности русской песни (глава одиннадцатая); широта и щедрость души в яркости, безудержном веселье народных праздников (глава семь).

Рисуя шумный разгул на хлебной пристани, Гоголь поднимается до поэтического воспевания народной жизни: «Веселится бурлацкая ватага, прощаясь с любовницами и женами, высокими, стройными, в монистах и лентах, хороводы, песни, кипит все площадь».

Живая сила народа подчеркнута и в нежелании крестьян терпеть гнет. Убийство заседателя Дробякина, массовое бегство от помещиков, ироническая издевка над «порядками» все эти проявления народного протеста бегло, но настойчиво упоминаются в поэме.

Воспевая народ и национальный характер, писатель не опускается до тщеславия, слепоты.

И в этой точности, честности его взгляда кроется действенное отношение к русской жизни, энергичный, а не созерцательный патриотизм. Гоголь видит, как искажаются высокие и добрые качества в царстве мертвых душ, как гибнут крестьяне, доведенные до отчаяния. Судьба одного мужика заставляет автора воскликнуть: «Эх, русский народец! Не любит умирать своей смертью!» Разрушение добрых задатков в человеке подчеркивает, как современная Гоголю жизнь, все еще не отмененное крепостное право губит народ. На фоне величественных, бескрайних просторов России, лирических пейзажей, которыми пронизана поэма, реальные картины жизни кажутся особо горькими. «Здесь ли, в тебе ли не родиться беспредельной мысли, когда ты сама без конца? Здесь ли не быть богатырю, когда есть место, где развернуться и пройтись ему?» восклицает Гоголь, думая о возможностях Родины.Размышляя над образом России в поэме «Мертвые души», я бы сделал такой вывод: отбросив все «лирические моменты», это произведение представляет собой прекрасное руководство по изучению России начала XIX века с точки зрения гражданской, политической, религиозной, философской и экономической. Не нужны толстые тома исторических энциклопедий. Нужно всего лишь прочитать «Мертвых душ».

Похожие статьи